Школа-интернат им. Н.Н. Дубинина для одарённых детейО школеНовости → Все для фронта, все для победы. Вклад науки в победу над фашизмом

Все для фронта, все для победы. Вклад науки в победу над фашизмом

Все для фронта, все для победы. Вклад науки в победу над фашизмом
11:49 07.02.2020

Оборона блокадного Ленинграда с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 - одна из самых трагических страниц нашей истории и одно из самых трудных событий Великой отечественной войны. Беспрецедентный подвиг жителей и защитников этого города навсегда останется в памяти народа. 872 дня город сражался, работал, жил и выстоял, несмотря на голод, холод, болезни.  В юбилейный год победы нашей страны над фашизмом кафедра естественных наук ШИОД подготовила материалы о вкладе ученых физиков, биологов, географов, химиков в борьбе с захватчиками.

"Участие в разгроме фашизма - самая благородная и великая задача, которая когда-либо стояла перед наукой …" - В.Л.Комаров, президент Академии наук в годы войны

Даже в годы блокады учёные Ленинграда не переставали работать. В Государственном институте прикладной химии организовали производство медикаментов. В больших количествах производили стрептоцид, сульфидин, никотиновую кислоту, глюкозу. Химики Лесотехнической академии выпускали пасту для лечения ожогов, обморожений, огнестрельных ран. Профессор МГУ, физиобиолог Борис Александрович Кудряшов разработал и внедрил в производство препарат тромбин, который обладал ценнейшим свойством: за несколько секунд сворачивал кровь в сгусток-тромб, что спасло жизни тысячам наших бойцов. Этот тромб закрывал рассечённые сосуды и останавливал кровотечение. Таким образом тромбин мог препятствовать даже тканевым и капиллярным кровотечениям из мозга. Под руководством Кудряшова впоследствии был создан и препарат фибринолизин, который применяется для предотвращения тромбозов при различных болезнях. В 1942 году микробиологи Зинаида Виссарионовна Ермольева, возглавлявшая Всесоюзный институт экспериментальной медицины, и Т.И. Болезина получили из штаммов гриба первый антибиотик — пенициллин. Производство лекарства сразу же было налажено на одном из московских заводов. Многие утверждают, что отечественный пенициллин превосходил по качеству запредельно дорогой американский. Заведующий кафедрой биохимии биофака МГУ Сергей Евгеньевич Северин разработал рецептуру раствора для увеличения срока хранения донорской крови. В состав этого раствора входила глюкоза, позволяющая сохранять эритроциты.

Нельзя забыть героизм двадцати восьми работников Ленинградского Всесоюзного института растениеводства, не ушедших на фронт. Все они погибли во время блокады от голода, но не тронули ни одного зёрнышка селекционных сортов зерновых культур (а их хранилось несколько тонн). 27 ноября 1941 года ответственный хранитель отдела технических культур Александр Гаврилович Щукин скончался от дистрофии в своем рабочем кабинете, заставленном образцами орехов. Заведующий отделом крупяных культур Дмитрий Сергеевич Иванов скончался от голода 9 января 1942 года в своем рабочем кабинете, где хранились десятки килограммов риса, кукурузы, гречихи. 

В октябре 1941 года Ленинградский областной комитет партии принял решение об организации в осаждённом городе производства из хвои витамина С, как средство против цинги. Выполнение задачи поручили Елене Алексеевне Галкиной, члену Русского географического общества, научному сотруднику Ботанического института. Сотрудники академии нашли  рецепт  сосновых иголок 19-го века архивах. За этот труд после окончания войны она была удостоена Государственной премии.

Для сбора сосновых веток под бомбёжками и обстрелами сотрудники ехали в Охтинское лесничество. Вернувшись, каждая из сотрудниц должна была нащипать 800 граммов хвоинок. Затем хвою били булыжником, закладывали в подкислённый раствор, фильтровали. Получался живительный напиток, его поставляли в госпитали.

Уже в первые месяцы войны было организовано производство фосфорсодержащих веществ, на основе которых изготавливались зажигательные средства для противотанкового оружия. На опытном заводе института было налажено производство сплавов фосфора с серой, которые заливались в стеклянные бутылки и служили зажигательными противотанковыми "бомбами".

На Северном Урале в начале войны под руководством академика Д.В. Наливкина было открыто месторождение бокситов. К 1943 году производство алюминия по сравнению с довоенным возросло в три раза. Многочисленные исследования советских ученых в 1940-е годы позволили разработать сплавы на основе алюминия. Некоторые из них подвергались термообработке и использовались при создании конструкций самолётов в конструкторских бюро С.А. Лавочкина, С.В. Ильюшина, А.Н. Туполева. Таким сплавом являлся дюралюмин, который использовался в первых "Катюшах". Aлюминий вообще в годы войны был одним из самых востребованных металлов, его использовали не только для создания авиатехники и взрывчатых веществ, но даже и для "активной защиты" самолетов. Так, при отражении налётов авиации на Гамбург, операторы немецких радиолокационных станций обнаруживали на экранах индикаторов неожиданные помехи, которые делали невозможным распознавание сигналов от приближающихся самолётов. Помехи были вызваны лентами из алюминиевой фольги, сбрасываемыми самолётами союзников. При налётах на Германию было сброшено примерно 20000 тонн алюминиевой фольги.

Советский изобретатель А.Т. Качугин в 1941 году спроектировал специально для партизан диверсионное зажигательное средство, которое заменило дефицитные и дорогие магнитные мины. Изготовленная им на основе соединений фосфора мастика внешне походила на мыло и выглядела очень безобидно. Партизаны прикрепляли мастику к вагонам, а когда поезд набирал скорость, фосфор окислялся из-за трения о воздух и загорался, поджигая мастику, которая при горении развивала температуру более 1000°С. Установить, где, когда и отчего начался пожар, было невозможно.

В июле 1941 году "Государственный комитет обороны" принял специальное постановление "О противотанковых зажигательных гранатах (бутылках)". Наиболее эффективными оказались бутылки с самовоспламеняющейся жидкостью "КС" или "БГС". Эти жидкости представляли собой желто-зелёный или тёмно-бурый раствор, содержавший сероуглерод, фосфор и серу, имевший низкую температуру кипения, время горения – 2-3 мин, температуру горения – 800-1000°С, а обильный белый дым при горении давал ещё и ослепляющий эффект. Именно эти жидкости и получили широко известное прозвище "Коктейль Молотова". Создателем такого коктейля является Семен Исаакович Вольфкович. Бутылки были привычным средством партизан. "Боевой счёт" бутылок впечатляет. Только по официальным данным советские бойцы с их помощью за годы войны уничтожили: 2429 танков, самоходных артиллерийских установок и бронемашин, 1189 долговременных огневых точек (дотов), деревоземельных огневых точек (дзотов), 2547 других укрепительных сооружений, 738 автомашин и 65 военных складов. "Коктейль Молотова" остался уникальным русским рецептом.

Специально для партизанских отрядов физик, академик А.Ф. Иоффе разработал термоэлектрогенератор, который служил источником питания для радиоприемников и передатчиков. В его состав входило несколько термоэлементов, которые крепились к дну солдатского котелка. В сам котелок заливалась вода, и он ставился на костер. Вода определяла температуру одних спаев, а температуру других, в то время, "задавало" пламя костра, которое нагревало дно котелка. 

 Неоценимый вклад в победу над нацизмом внесли топографы, геодезисты, гидрологи, метеорологи и другие специалисты в планировании военных операций. Материалы о Ладожском озере, собранные в Русском географическом обществе, помогли спроектировать "Дорогу жизни"Изучением проблем, касающихся работы трассы, связывавшей блокадный город со всей страной, занималась Гидрографическая служба Краснознаменного Балтийского флота, где работали члены Гидрометеорологической комиссии РГО. Географическое общество продолжает оказывать различную помощь фронту. В августе военным были предоставлены остро необходимые, в связи с продвижением гитлеровских войск к Владикавказу, рельефные карты Кавказа.

Правильная оценка и прогноз гидрометеорологических условий способствовали важным военным операциям во время войны. В ходе проведения всех крупных операций Генеральный Штаб давал задание ЦИПу на подготовку всесторонних сведений об ожидаемой гидрометеорологической обстановке. Прогноз о нелетной для немецкой авиации погоде дал возможность беспрепятственного проведения парада на Красной площади 7 ноября 1941 г. Использование знаний проходимости снежного покрова для танков в период обороны Москвы позволили определить сроки начала контрнаступления в ноябре-декабре 1941 г. Использование прогноза резкого похолодания и прекращения распутицы в ноябре –декабре 1941 г. дало начало успешному контрнаступлению войск Южного Фронта. Осуществление взлома льда искусственным паводком на канале им. Москвы, превратившего его в серьезную водную преграду, позволило остановить немецкое наступление севернее Москвы. Точные прогнозы погоды сыграли существенную роль в планировании боевых операций при форсировании Днепра летом и осенью 1943 г.; в наступательных операциях Волховского, Северо-Западного и Калининского фронтов зимой 1942 года; при обороне Сталинграда и разгроме немецкой группировки войск зимой 1942-43 гг. Учет проходимости для танков замерзших болот и ледяного покрова рек под Тихвином, Ржевом, Вязьмой, Тверью в январе-феврале 1942 г. позволил назначить контрнаступление на сроки ожидаемого по прогнозу улучшения погоды. Гидрометеорологическое обеспечение играло важную роль в создании и успешной работе знаменитой «Дороги жизни» по льду Ладожского озера. В период блокады Ленинграда единственной из библиотек, продолжавшей работать, была научная библиотека Дома географии. Её сознательно не эвакуировали, чтобы бойцы и командиры Красной Армии могли приходить в читальный зал, брать книги. Причём – круглосуточно.

До 22 июня 1941 года в Центральный Институт Погоды стекались сведения о погоде со всех советских и многочисленных зарубежных метеостанций. Но с первого же дня войны уже не было единой «мировой» погоды. Воюющие стороны засекретили свои метеосводки, идущие в эфир. Для этого применялся свой собственный метеорологический шифр. При малейшем подозрении, что цифры перехватываются и расшифровываются противником, код немедленно менялся.

Метеоданные сделались подлинной военной тайной. Синоптическая карта сделалась своеобразным зеркалом, отражавшим ситуацию на линии фронта. По мере отступления наших войск вместе с оставленными городами закрывались бесценные для синоптика точки. Приходилось работать с неполными картами, на которых целые страны выглядели белыми пятнами.

"Обрезанная карта" — так метеорологи называли синоптическую карту.

Прогноз о нелетной для немецкой авиации погоде дал возможность проведения военного парада на Красной площади 7 ноября 1941 года, а использование знаний проходимости снежного покрова для танков в период обороны Москвы позволило определить сроки начала контрнаступления в декабре того же года. Был осуществлен взлом льда искусственным паводком на канале имени Москвы. Эта серьезная водная преграда позволила остановить немецкое наступление севернее столицы.

array(9) { ["Data"]=> array(9) { ["text"]=> string(0) "" ["plain"]=> string(0) "" ["money"]=> NULL ["date"]=> string(10) "2020-02-07" ["value"]=> NULL ["valueName"]=> string(64) "vse_dlia_fronta_vse_dlia_pobedy_vklad_nauki_v_pobedu_nad_fashizm" ["imgURL"]=> string(90) "http://st0.vvsu.ru/photos/vse_dlia_fronta_vse_dlia_pobedy_vklad_nauki_v_pobedu_nad_fashizm" ["Unic"]=> string(36) "33F8776B-D1A8-4383-A138-4165FAAA5323" ["dateString"]=> string(9) "7 Февраля" } ["FullDescr"]=> array(8) { ["text"]=> string(11468) "

Оборона блокадного Ленинграда с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 - одна из самых трагических страниц нашей истории и одно из самых трудных событий Великой отечественной войны. Беспрецедентный подвиг жителей и защитников этого города навсегда останется в памяти народа. 872 дня город сражался, работал, жил и выстоял, несмотря на голод, холод, болезни.  В юбилейный год победы нашей страны над фашизмом кафедра естественных наук ШИОД подготовила материалы о вкладе ученых физиков, биологов, географов, химиков в борьбе с захватчиками.

"Участие в разгроме фашизма - самая благородная и великая задача, которая когда-либо стояла перед наукой …" - В.Л.Комаров, президент Академии наук в годы войны

Даже в годы блокады учёные Ленинграда не переставали работать. В Государственном институте прикладной химии организовали производство медикаментов. В больших количествах производили стрептоцид, сульфидин, никотиновую кислоту, глюкозу. Химики Лесотехнической академии выпускали пасту для лечения ожогов, обморожений, огнестрельных ран. Профессор МГУ, физиобиолог Борис Александрович Кудряшов разработал и внедрил в производство препарат тромбин, который обладал ценнейшим свойством: за несколько секунд сворачивал кровь в сгусток-тромб, что спасло жизни тысячам наших бойцов. Этот тромб закрывал рассечённые сосуды и останавливал кровотечение. Таким образом тромбин мог препятствовать даже тканевым и капиллярным кровотечениям из мозга. Под руководством Кудряшова впоследствии был создан и препарат фибринолизин, который применяется для предотвращения тромбозов при различных болезнях. В 1942 году микробиологи Зинаида Виссарионовна Ермольева, возглавлявшая Всесоюзный институт экспериментальной медицины, и Т.И. Болезина получили из штаммов гриба первый антибиотик — пенициллин. Производство лекарства сразу же было налажено на одном из московских заводов. Многие утверждают, что отечественный пенициллин превосходил по качеству запредельно дорогой американский. Заведующий кафедрой биохимии биофака МГУ Сергей Евгеньевич Северин разработал рецептуру раствора для увеличения срока хранения донорской крови. В состав этого раствора входила глюкоза, позволяющая сохранять эритроциты.

Нельзя забыть героизм двадцати восьми работников Ленинградского Всесоюзного института растениеводства, не ушедших на фронт. Все они погибли во время блокады от голода, но не тронули ни одного зёрнышка селекционных сортов зерновых культур (а их хранилось несколько тонн). 27 ноября 1941 года ответственный хранитель отдела технических культур Александр Гаврилович Щукин скончался от дистрофии в своем рабочем кабинете, заставленном образцами орехов. Заведующий отделом крупяных культур Дмитрий Сергеевич Иванов скончался от голода 9 января 1942 года в своем рабочем кабинете, где хранились десятки килограммов риса, кукурузы, гречихи. 

В октябре 1941 года Ленинградский областной комитет партии принял решение об организации в осаждённом городе производства из хвои витамина С, как средство против цинги. Выполнение задачи поручили Елене Алексеевне Галкиной, члену Русского географического общества, научному сотруднику Ботанического института. Сотрудники академии нашли  рецепт  сосновых иголок 19-го века архивах. За этот труд после окончания войны она была удостоена Государственной премии.

Для сбора сосновых веток под бомбёжками и обстрелами сотрудники ехали в Охтинское лесничество. Вернувшись, каждая из сотрудниц должна была нащипать 800 граммов хвоинок. Затем хвою били булыжником, закладывали в подкислённый раствор, фильтровали. Получался живительный напиток, его поставляли в госпитали.

Уже в первые месяцы войны было организовано производство фосфорсодержащих веществ, на основе которых изготавливались зажигательные средства для противотанкового оружия. На опытном заводе института было налажено производство сплавов фосфора с серой, которые заливались в стеклянные бутылки и служили зажигательными противотанковыми "бомбами".

На Северном Урале в начале войны под руководством академика Д.В. Наливкина было открыто месторождение бокситов. К 1943 году производство алюминия по сравнению с довоенным возросло в три раза. Многочисленные исследования советских ученых в 1940-е годы позволили разработать сплавы на основе алюминия. Некоторые из них подвергались термообработке и использовались при создании конструкций самолётов в конструкторских бюро С.А. Лавочкина, С.В. Ильюшина, А.Н. Туполева. Таким сплавом являлся дюралюмин, который использовался в первых "Катюшах". Aлюминий вообще в годы войны был одним из самых востребованных металлов, его использовали не только для создания авиатехники и взрывчатых веществ, но даже и для "активной защиты" самолетов. Так, при отражении налётов авиации на Гамбург, операторы немецких радиолокационных станций обнаруживали на экранах индикаторов неожиданные помехи, которые делали невозможным распознавание сигналов от приближающихся самолётов. Помехи были вызваны лентами из алюминиевой фольги, сбрасываемыми самолётами союзников. При налётах на Германию было сброшено примерно 20000 тонн алюминиевой фольги.

Советский изобретатель А.Т. Качугин в 1941 году спроектировал специально для партизан диверсионное зажигательное средство, которое заменило дефицитные и дорогие магнитные мины. Изготовленная им на основе соединений фосфора мастика внешне походила на мыло и выглядела очень безобидно. Партизаны прикрепляли мастику к вагонам, а когда поезд набирал скорость, фосфор окислялся из-за трения о воздух и загорался, поджигая мастику, которая при горении развивала температуру более 1000°С. Установить, где, когда и отчего начался пожар, было невозможно.

В июле 1941 году "Государственный комитет обороны" принял специальное постановление "О противотанковых зажигательных гранатах (бутылках)". Наиболее эффективными оказались бутылки с самовоспламеняющейся жидкостью "КС" или "БГС". Эти жидкости представляли собой желто-зелёный или тёмно-бурый раствор, содержавший сероуглерод, фосфор и серу, имевший низкую температуру кипения, время горения – 2-3 мин, температуру горения – 800-1000°С, а обильный белый дым при горении давал ещё и ослепляющий эффект. Именно эти жидкости и получили широко известное прозвище "Коктейль Молотова". Создателем такого коктейля является Семен Исаакович Вольфкович. Бутылки были привычным средством партизан. "Боевой счёт" бутылок впечатляет. Только по официальным данным советские бойцы с их помощью за годы войны уничтожили: 2429 танков, самоходных артиллерийских установок и бронемашин, 1189 долговременных огневых точек (дотов), деревоземельных огневых точек (дзотов), 2547 других укрепительных сооружений, 738 автомашин и 65 военных складов. "Коктейль Молотова" остался уникальным русским рецептом.

Специально для партизанских отрядов физик, академик А.Ф. Иоффе разработал термоэлектрогенератор, который служил источником питания для радиоприемников и передатчиков. В его состав входило несколько термоэлементов, которые крепились к дну солдатского котелка. В сам котелок заливалась вода, и он ставился на костер. Вода определяла температуру одних спаев, а температуру других, в то время, "задавало" пламя костра, которое нагревало дно котелка. 

 Неоценимый вклад в победу над нацизмом внесли топографы, геодезисты, гидрологи, метеорологи и другие специалисты в планировании военных операций. Материалы о Ладожском озере, собранные в Русском географическом обществе, помогли спроектировать "Дорогу жизни"Изучением проблем, касающихся работы трассы, связывавшей блокадный город со всей страной, занималась Гидрографическая служба Краснознаменного Балтийского флота, где работали члены Гидрометеорологической комиссии РГО. Географическое общество продолжает оказывать различную помощь фронту. В августе военным были предоставлены остро необходимые, в связи с продвижением гитлеровских войск к Владикавказу, рельефные карты Кавказа.

Правильная оценка и прогноз гидрометеорологических условий способствовали важным военным операциям во время войны. В ходе проведения всех крупных операций Генеральный Штаб давал задание ЦИПу на подготовку всесторонних сведений об ожидаемой гидрометеорологической обстановке. Прогноз о нелетной для немецкой авиации погоде дал возможность беспрепятственного проведения парада на Красной площади 7 ноября 1941 г. Использование знаний проходимости снежного покрова для танков в период обороны Москвы позволили определить сроки начала контрнаступления в ноябре-декабре 1941 г. Использование прогноза резкого похолодания и прекращения распутицы в ноябре –декабре 1941 г. дало начало успешному контрнаступлению войск Южного Фронта. Осуществление взлома льда искусственным паводком на канале им. Москвы, превратившего его в серьезную водную преграду, позволило остановить немецкое наступление севернее Москвы. Точные прогнозы погоды сыграли существенную роль в планировании боевых операций при форсировании Днепра летом и осенью 1943 г.; в наступательных операциях Волховского, Северо-Западного и Калининского фронтов зимой 1942 года; при обороне Сталинграда и разгроме немецкой группировки войск зимой 1942-43 гг. Учет проходимости для танков замерзших болот и ледяного покрова рек под Тихвином, Ржевом, Вязьмой, Тверью в январе-феврале 1942 г. позволил назначить контрнаступление на сроки ожидаемого по прогнозу улучшения погоды. Гидрометеорологическое обеспечение играло важную роль в создании и успешной работе знаменитой «Дороги жизни» по льду Ладожского озера. В период блокады Ленинграда единственной из библиотек, продолжавшей работать, была научная библиотека Дома географии. Её сознательно не эвакуировали, чтобы бойцы и командиры Красной Армии могли приходить в читальный зал, брать книги. Причём – круглосуточно.

До 22 июня 1941 года в Центральный Институт Погоды стекались сведения о погоде со всех советских и многочисленных зарубежных метеостанций. Но с первого же дня войны уже не было единой «мировой» погоды. Воюющие стороны засекретили свои метеосводки, идущие в эфир. Для этого применялся свой собственный метеорологический шифр. При малейшем подозрении, что цифры перехватываются и расшифровываются противником, код немедленно менялся.

Метеоданные сделались подлинной военной тайной. Синоптическая карта сделалась своеобразным зеркалом, отражавшим ситуацию на линии фронта. По мере отступления наших войск вместе с оставленными городами закрывались бесценные для синоптика точки. Приходилось работать с неполными картами, на которых целые страны выглядели белыми пятнами.

"Обрезанная карта" — так метеорологи называли синоптическую карту.

Прогноз о нелетной для немецкой авиации погоде дал возможность проведения военного парада на Красной площади 7 ноября 1941 года, а использование знаний проходимости снежного покрова для танков в период обороны Москвы позволило определить сроки начала контрнаступления в декабре того же года. Был осуществлен взлом льда искусственным паводком на канале имени Москвы. Эта серьезная водная преграда позволила остановить немецкое наступление севернее столицы.

" ["plain"]=> string(11468) "

Оборона блокадного Ленинграда с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 - одна из самых трагических страниц нашей истории и одно из самых трудных событий Великой отечественной войны. Беспрецедентный подвиг жителей и защитников этого города навсегда останется в памяти народа. 872 дня город сражался, работал, жил и выстоял, несмотря на голод, холод, болезни.  В юбилейный год победы нашей страны над фашизмом кафедра естественных наук ШИОД подготовила материалы о вкладе ученых физиков, биологов, географов, химиков в борьбе с захватчиками.

"Участие в разгроме фашизма - самая благородная и великая задача, которая когда-либо стояла перед наукой …" - В.Л.Комаров, президент Академии наук в годы войны

Даже в годы блокады учёные Ленинграда не переставали работать. В Государственном институте прикладной химии организовали производство медикаментов. В больших количествах производили стрептоцид, сульфидин, никотиновую кислоту, глюкозу. Химики Лесотехнической академии выпускали пасту для лечения ожогов, обморожений, огнестрельных ран. Профессор МГУ, физиобиолог Борис Александрович Кудряшов разработал и внедрил в производство препарат тромбин, который обладал ценнейшим свойством: за несколько секунд сворачивал кровь в сгусток-тромб, что спасло жизни тысячам наших бойцов. Этот тромб закрывал рассечённые сосуды и останавливал кровотечение. Таким образом тромбин мог препятствовать даже тканевым и капиллярным кровотечениям из мозга. Под руководством Кудряшова впоследствии был создан и препарат фибринолизин, который применяется для предотвращения тромбозов при различных болезнях. В 1942 году микробиологи Зинаида Виссарионовна Ермольева, возглавлявшая Всесоюзный институт экспериментальной медицины, и Т.И. Болезина получили из штаммов гриба первый антибиотик — пенициллин. Производство лекарства сразу же было налажено на одном из московских заводов. Многие утверждают, что отечественный пенициллин превосходил по качеству запредельно дорогой американский. Заведующий кафедрой биохимии биофака МГУ Сергей Евгеньевич Северин разработал рецептуру раствора для увеличения срока хранения донорской крови. В состав этого раствора входила глюкоза, позволяющая сохранять эритроциты.

Нельзя забыть героизм двадцати восьми работников Ленинградского Всесоюзного института растениеводства, не ушедших на фронт. Все они погибли во время блокады от голода, но не тронули ни одного зёрнышка селекционных сортов зерновых культур (а их хранилось несколько тонн). 27 ноября 1941 года ответственный хранитель отдела технических культур Александр Гаврилович Щукин скончался от дистрофии в своем рабочем кабинете, заставленном образцами орехов. Заведующий отделом крупяных культур Дмитрий Сергеевич Иванов скончался от голода 9 января 1942 года в своем рабочем кабинете, где хранились десятки килограммов риса, кукурузы, гречихи. 

В октябре 1941 года Ленинградский областной комитет партии принял решение об организации в осаждённом городе производства из хвои витамина С, как средство против цинги. Выполнение задачи поручили Елене Алексеевне Галкиной, члену Русского географического общества, научному сотруднику Ботанического института. Сотрудники академии нашли  рецепт  сосновых иголок 19-го века архивах. За этот труд после окончания войны она была удостоена Государственной премии.

Для сбора сосновых веток под бомбёжками и обстрелами сотрудники ехали в Охтинское лесничество. Вернувшись, каждая из сотрудниц должна была нащипать 800 граммов хвоинок. Затем хвою били булыжником, закладывали в подкислённый раствор, фильтровали. Получался живительный напиток, его поставляли в госпитали.

Уже в первые месяцы войны было организовано производство фосфорсодержащих веществ, на основе которых изготавливались зажигательные средства для противотанкового оружия. На опытном заводе института было налажено производство сплавов фосфора с серой, которые заливались в стеклянные бутылки и служили зажигательными противотанковыми "бомбами".

На Северном Урале в начале войны под руководством академика Д.В. Наливкина было открыто месторождение бокситов. К 1943 году производство алюминия по сравнению с довоенным возросло в три раза. Многочисленные исследования советских ученых в 1940-е годы позволили разработать сплавы на основе алюминия. Некоторые из них подвергались термообработке и использовались при создании конструкций самолётов в конструкторских бюро С.А. Лавочкина, С.В. Ильюшина, А.Н. Туполева. Таким сплавом являлся дюралюмин, который использовался в первых "Катюшах". Aлюминий вообще в годы войны был одним из самых востребованных металлов, его использовали не только для создания авиатехники и взрывчатых веществ, но даже и для "активной защиты" самолетов. Так, при отражении налётов авиации на Гамбург, операторы немецких радиолокационных станций обнаруживали на экранах индикаторов неожиданные помехи, которые делали невозможным распознавание сигналов от приближающихся самолётов. Помехи были вызваны лентами из алюминиевой фольги, сбрасываемыми самолётами союзников. При налётах на Германию было сброшено примерно 20000 тонн алюминиевой фольги.

Советский изобретатель А.Т. Качугин в 1941 году спроектировал специально для партизан диверсионное зажигательное средство, которое заменило дефицитные и дорогие магнитные мины. Изготовленная им на основе соединений фосфора мастика внешне походила на мыло и выглядела очень безобидно. Партизаны прикрепляли мастику к вагонам, а когда поезд набирал скорость, фосфор окислялся из-за трения о воздух и загорался, поджигая мастику, которая при горении развивала температуру более 1000°С. Установить, где, когда и отчего начался пожар, было невозможно.

В июле 1941 году "Государственный комитет обороны" принял специальное постановление "О противотанковых зажигательных гранатах (бутылках)". Наиболее эффективными оказались бутылки с самовоспламеняющейся жидкостью "КС" или "БГС". Эти жидкости представляли собой желто-зелёный или тёмно-бурый раствор, содержавший сероуглерод, фосфор и серу, имевший низкую температуру кипения, время горения – 2-3 мин, температуру горения – 800-1000°С, а обильный белый дым при горении давал ещё и ослепляющий эффект. Именно эти жидкости и получили широко известное прозвище "Коктейль Молотова". Создателем такого коктейля является Семен Исаакович Вольфкович. Бутылки были привычным средством партизан. "Боевой счёт" бутылок впечатляет. Только по официальным данным советские бойцы с их помощью за годы войны уничтожили: 2429 танков, самоходных артиллерийских установок и бронемашин, 1189 долговременных огневых точек (дотов), деревоземельных огневых точек (дзотов), 2547 других укрепительных сооружений, 738 автомашин и 65 военных складов. "Коктейль Молотова" остался уникальным русским рецептом.

Специально для партизанских отрядов физик, академик А.Ф. Иоффе разработал термоэлектрогенератор, который служил источником питания для радиоприемников и передатчиков. В его состав входило несколько термоэлементов, которые крепились к дну солдатского котелка. В сам котелок заливалась вода, и он ставился на костер. Вода определяла температуру одних спаев, а температуру других, в то время, "задавало" пламя костра, которое нагревало дно котелка. 

 Неоценимый вклад в победу над нацизмом внесли топографы, геодезисты, гидрологи, метеорологи и другие специалисты в планировании военных операций. Материалы о Ладожском озере, собранные в Русском географическом обществе, помогли спроектировать "Дорогу жизни"Изучением проблем, касающихся работы трассы, связывавшей блокадный город со всей страной, занималась Гидрографическая служба Краснознаменного Балтийского флота, где работали члены Гидрометеорологической комиссии РГО. Географическое общество продолжает оказывать различную помощь фронту. В августе военным были предоставлены остро необходимые, в связи с продвижением гитлеровских войск к Владикавказу, рельефные карты Кавказа.

Правильная оценка и прогноз гидрометеорологических условий способствовали важным военным операциям во время войны. В ходе проведения всех крупных операций Генеральный Штаб давал задание ЦИПу на подготовку всесторонних сведений об ожидаемой гидрометеорологической обстановке. Прогноз о нелетной для немецкой авиации погоде дал возможность беспрепятственного проведения парада на Красной площади 7 ноября 1941 г. Использование знаний проходимости снежного покрова для танков в период обороны Москвы позволили определить сроки начала контрнаступления в ноябре-декабре 1941 г. Использование прогноза резкого похолодания и прекращения распутицы в ноябре –декабре 1941 г. дало начало успешному контрнаступлению войск Южного Фронта. Осуществление взлома льда искусственным паводком на канале им. Москвы, превратившего его в серьезную водную преграду, позволило остановить немецкое наступление севернее Москвы. Точные прогнозы погоды сыграли существенную роль в планировании боевых операций при форсировании Днепра летом и осенью 1943 г.; в наступательных операциях Волховского, Северо-Западного и Калининского фронтов зимой 1942 года; при обороне Сталинграда и разгроме немецкой группировки войск зимой 1942-43 гг. Учет проходимости для танков замерзших болот и ледяного покрова рек под Тихвином, Ржевом, Вязьмой, Тверью в январе-феврале 1942 г. позволил назначить контрнаступление на сроки ожидаемого по прогнозу улучшения погоды. Гидрометеорологическое обеспечение играло важную роль в создании и успешной работе знаменитой «Дороги жизни» по льду Ладожского озера. В период блокады Ленинграда единственной из библиотек, продолжавшей работать, была научная библиотека Дома географии. Её сознательно не эвакуировали, чтобы бойцы и командиры Красной Армии могли приходить в читальный зал, брать книги. Причём – круглосуточно.

До 22 июня 1941 года в Центральный Институт Погоды стекались сведения о погоде со всех советских и многочисленных зарубежных метеостанций. Но с первого же дня войны уже не было единой «мировой» погоды. Воюющие стороны засекретили свои метеосводки, идущие в эфир. Для этого применялся свой собственный метеорологический шифр. При малейшем подозрении, что цифры перехватываются и расшифровываются противником, код немедленно менялся.

Метеоданные сделались подлинной военной тайной. Синоптическая карта сделалась своеобразным зеркалом, отражавшим ситуацию на линии фронта. По мере отступления наших войск вместе с оставленными городами закрывались бесценные для синоптика точки. Приходилось работать с неполными картами, на которых целые страны выглядели белыми пятнами.

"Обрезанная карта" — так метеорологи называли синоптическую карту.

Прогноз о нелетной для немецкой авиации погоде дал возможность проведения военного парада на Красной площади 7 ноября 1941 года, а использование знаний проходимости снежного покрова для танков в период обороны Москвы позволило определить сроки начала контрнаступления в декабре того же года. Был осуществлен взлом льда искусственным паводком на канале имени Москвы. Эта серьезная водная преграда позволила остановить немецкое наступление севернее столицы.

" ["money"]=> NULL ["date"]=> NULL ["value"]=> NULL ["valueName"]=> string(19) "vse_dlia_fronta_vse" ["imgURL"]=> string(90) "http://st1.vvsu.ru/photos/vse_dlia_fronta_vse_dlia_pobedy_vklad_nauki_v_pobedu_nad_fashizm" ["Unic"]=> string(36) "33F8776B-D1A8-4383-A138-4165FAAA5323" } ["Name"]=> array(8) { ["text"]=> string(65) "Все для фронта, все для победы. Вклад науки в победу над фашизмом" ["plain"]=> string(65) "Все для фронта, все для победы. Вклад науки в победу над фашизмом" ["money"]=> NULL ["date"]=> NULL ["value"]=> NULL ["valueName"]=> string(19) "vse_dlia_fronta_vse" ["imgURL"]=> string(90) "http://st2.vvsu.ru/photos/vse_dlia_fronta_vse_dlia_pobedy_vklad_nauki_v_pobedu_nad_fashizm" ["Unic"]=> string(36) "33F8776B-D1A8-4383-A138-4165FAAA5323" } ["Time"]=> array(8) { ["text"]=> string(5) "11:49" ["plain"]=> string(5) "11:49" ["money"]=> NULL ["date"]=> NULL ["value"]=> NULL ["valueName"]=> string(19) "vse_dlia_fronta_vse" ["imgURL"]=> string(90) "http://st0.vvsu.ru/photos/vse_dlia_fronta_vse_dlia_pobedy_vklad_nauki_v_pobedu_nad_fashizm" ["Unic"]=> string(36) "33F8776B-D1A8-4383-A138-4165FAAA5323" } ["Type"]=> array(8) { ["text"]=> string(7) "novosti" ["plain"]=> string(7) "Новости" ["money"]=> NULL ["date"]=> NULL ["value"]=> float(404075) ["valueName"]=> string(8) "Новости " ["imgURL"]=> string(0) "" ["Unic"]=> string(36) "33F8776B-D1A8-4383-A138-4165FAAA5323" } ["Priority"]=> array(1) { [0]=> array(8) { ["text"]=> string(16) "2__novosti_dnia_" ["plain"]=> string(15) "2 (новости дня)" ["money"]=> NULL ["date"]=> NULL ["value"]=> float(405339) ["valueName"]=> string(16) "2 (новости дня) " ["imgURL"]=> string(42) "http://st1.vvsu.ru/photos/2 (новости дня) " ["Unic"]=> string(36) "33F8776B-D1A8-4383-A138-4165FAAA5323" } } ["Site"]=> array(1) { [0]=> array(8) { ["text"]=> string(18) "giftedschoolvvsuru" ["plain"]=> string(20) "giftedschool.vvsu.ru" ["money"]=> NULL ["date"]=> NULL ["value"]=> float(10055691) ["valueName"]=> string(21) "giftedschool.vvsu.ru " ["imgURL"]=> string(47) "http://st2.vvsu.ru/photos/giftedschool.vvsu.ru " ["Unic"]=> string(36) "33F8776B-D1A8-4383-A138-4165FAAA5323" } } ["MainPict"]=> array(1) { [0]=> array(8) { ["text"]=> string(0) "" ["plain"]=> string(0) "" ["money"]=> NULL ["date"]=> NULL ["value"]=> float(2146670090) ["valueName"]=> string(36) "0AEA4061_C28D_4A7B_A442_E63C3DC87D0F" ["imgURL"]=> string(62) "http://st0.vvsu.ru/photos/0AEA4061_C28D_4A7B_A442_E63C3DC87D0F" ["Unic"]=> string(36) "33F8776B-D1A8-4383-A138-4165FAAA5323" } } ["Category"]=> array(8) { ["text"]=> string(10) "zhizn_vuza" ["plain"]=> string(10) "Жизнь ВУЗа" ["money"]=> NULL ["date"]=> NULL ["value"]=> float(471492) ["valueName"]=> string(11) "Жизнь ВУЗа " ["imgURL"]=> string(37) "http://st1.vvsu.ru/photos/Жизнь ВУЗа " ["Unic"]=> string(36) "33F8776B-D1A8-4383-A138-4165FAAA5323" } } Array