Школа-интернат им. Н.Н. Дубинина для одарённых детейО школеНовости → «Любовь – это то, что я особенно оберегаю в своих ребятах» - Н.Н. Дубинин. Как и чему учил Николай Николаевич вспоминают выпускники 1977-го года Виталий и Елена Сезоненко

«Любовь – это то, что я особенно оберегаю в своих ребятах» - Н.Н. Дубинин. Как и чему учил Николай Николаевич вспоминают выпускники 1977-го года Виталий и Елена Сезоненко

«Любовь – это то, что я особенно оберегаю в своих ребятах» -  Н.Н. Дубинин. Как и чему учил Николай Николаевич вспоминают выпускники 1977-го года Виталий и Елена Сезоненко
16:07 12.03.2018

К 90-летию Николая Николаевича Дубинина участники «Школы журналистики» ШИОД взяли интервью у выпускников 77-го года Интерната №2, на базе которого создан ШИОД,  Виталия и Елены Сезоненко.

Елена – журналист, филолог и хореограф. Виталий – актер театра и кино.

В рамках встречи сегодняшние ученики пытались понять, каким человеком и педагогом был первый директор школы, как и чему учил…

-Как повлиял Николай Дубинин на выбор вашей профессии?

Елена: Благодаря Н.Н. Дубинину, над нами шефствовал  биологический институт ДВО РАН. И люди, которые с нами работали,  были образцами мужества и благородства. Поэтому мы все пошли после окончания школы в этот институт. Были влюблены в тех людей, которые брали нас в экспедиции.

Я три года  отучилась на биологическом. Когда  поняла, что это всё-таки не мое, пошла в университет по направлению «журналистика», а Виталий в институт искусств. Работала в газете, а Виталий – в театре.

- Виталий, то, что вы стали актером, было заложено в стенах школы?

Виталий: Я не мечтал об этом, но у нас было очень активная творческая деятельность. Театр был для нас общешкольным событием, все его ждали…

Например, сам Дубинин пел, играл, показывал сцены, миниатюры очень профессионально.

Каждую субботу он устраивал линейку, моноспектакль, его маленькое шоу. Собирался полный зал, он поднимал, какую-то тему, обсуждал проблему.

- Какие школьные мероприятия вам особенно запомнились?

Елена: У нас были конкурсы песен, когда каждый класс готовил свою песню. Мы собирались в зале и исполняли их, театрализовали. Надо сказать, что я очень любила эту школу. Не любила каникулы.

Однажды Николай Николаевич попросил помочь театрализовать песню, ну я, естественно, помогла. А потом подошел, сказал, что мой  класс выиграл, а я  прекрасная постановщица.

Он всегда поддерживал, говорил: «Ты талантлива и умна, перспективы у тебя большие».

Виталий: У нас были прекрасные вечера. Вечера стихов, конкурсы карикатур, диспуты. Презентация должна была быть театрализованной. Шили костюмы, и само представление должно было удивить.

-Были ли у вас какие – то протесты?

Виталий: Конечно, были. Кто-то с кем – то поссорился, кто – то с кем-то поругался. Но Дубинин всегда пытался разрешить конфликты, чтобы сохранить достоинство и учителя, и учеников.

Он был интересен тем, что, как магнит, притягивал к себе тех педагогов, с которыми детям комфортно. Мы были отличной командой. У меня сложилось такое впечатление, что у всех педагогов был один «дубининский» подход. Я не помню оскорблений, давления, агрессии, не помню ни одного учителя, к которому у меня была неприязнь.

-А как вы относились к  школьной форме?

 Елена:  Все было хорошо, мы любили форму. У девочек была форма такая, какую сейчас надевают на последний звонок. В рабочее время был чёрный фартук. У младших классов – синяя форма. А у мальчиков – очень красивые пиджаки.

Николай Николаевич очень деликатно относился к девочкам. Всегда был тактичным и внимательным, особенно к сиротам и ребятам из неполных семей.  

Он очень беспокоился о том, как мы будем на выпускном выглядеть. Организовал  цех, где мы шили одежду. На эти деньги нам купили туфли для выпускного. А мальчики занимались изготовлением гипсовых пластин. Мы сами зарабатывали, было совсем несложно, даже интересно. Это была не эксплуатация детей, это была возможность нам заработать. Все деньги шли на наш счёт.

Его отцовское отношение поражало, я была уверена, что он для нас родной отец. Когда мы уже окончили интернат и прошло два года, я его случайно встретила.  Подошла к нему, спросила не найдётся ли какая-нибудь работа, дворника или уборщицы, чтобы комнату получить. Он сказал: «Приходи так, ничего не нужно, я найду комнату». И мы жили там до тех пор, пока не получили уже своё жильё от государства.

Виталий:  Помню,  когда в интернате жили и  денег не было совсем, Дубинин однажды попросил отвезти документы срочно и дал нам 3 рубля на такси, прекрасно зная, что мы побежим на троллейбус и деньги сэкономим. Я потом узнал, что  не было в пакете  никаких документов, он был пустой.

-Какие уроки запомнились больше всего?

Виталий:  Конечно,  «дубининские» уроки. Николай Николаевич понимал, что учебник физики достаточно скучен, ему было неинтересно с этим учебником, поэтому он делал из урока спектакль.

Преподавал по-вузовски. Каждый раз начинал урок с 10 минутной самостоятельной работы. Мы готовились по его лекциям.

-Какие из методик Дубинина стоило бы использовать сейчас? Чему  учить?

Виталий:  Можно сказать какие-то общие слова: учить любить. Но за этими словами всё равно стоит человек. Если человек горит, увлечён своим делом, то увлекаются все.

В первую очередь, учитель сам должен быть интересным, быть яркой личностью.

Елена: И ещё дети очень хорошо чувствуют, любят их или нет. Я тоже работала педагогом и точно знаю, если я не влюблюсь в своего ученика, я его не научу. Это важно.

Виталий: Николай Николаевич использовал крючковой метод. Цеплял внимание и забрасывал знание. Говорил: «Давайте сделаем что-нибудь практическое, может, даже обогатимся,  давайте сделаем серебряных жучков».  Так мы изучали гальванику. Когда тебе это интересно, тогда это интересно всем.

Кем бы мог работать Николай Николаевич?

Елена: Однажды мы собирались по поводу его дня рождения и написали, список профессий, в которых мог бы состояться наш учитель. Получилось около двадцати.  В первую очередь: педагог, актер. Ещё он прекрасно пел, был замечательным оратором.

Это правда, что в субботу была не линейка, а спектакль, мы переживали, хохотали до слез, он был политиком очень неплохим. Мог бы быть прекрасным адвокатом, разведчиком,

Однажды, беспокоясь об одной нашей однокласснице, потому что она стала пропускать уроки, он переоделся, нанес грим, наклеил усы…  Шпионом… (смеётся)

- Как вы думаете, как понимал любовь Дубинин?

Елена: Он понимал, что любовь –  это самый выгодный вклад. Если он хочет, чтобы из них что-то получилось, то им надо отдавать свою любовь. Конечно, их надо обогреть, накормить, напоить, но без любви из них ничего не выйдет.

- Ещё у нас много разных голодных чувств. Но самое больное - это чувство собственной значимости. Николай Николаевич всегда, даже когда не нужна была наша помощь, просил нас растопить печку или что – то похожее. Он одаривал нас и любовь,  и значимостью. Это был человек, который умел вдохновлять других. Он хотел, чтоб мы поняли, что есть высшая справедливость. Он хотел показать нам то, какие мы значимые.

Виталий: У каждого есть, то за что его можно любить. Если он выходит из каких-то рамок, это не значит, что он плохой…

Иногда Николай Николаевич мог и подзатыльник дать, по-отцовски. Когда я бросался ложками в столовой, меня за ухо привели к директору, он говорит: « Ну что? Бросался?» – Бросался». – «Понимаешь, что нехорошо?»  - «Понимаю». – «Ну я тебе подзатыльник дам, чтобы ты хорошо это запомнил». И всё, свободен. Когда мы взрослыми стали, там уже была дипломатия.

- Вы приходите на встречи выпускников?

Виталий:  Я каждый год хожу на встречи выпускников. И причём для меня даже не было важно, кого я там увижу. Мы приходим отдать должное учителям. Самое интересное, что нашей школы прежней уже нет, но всё равно народу полный зал каждый раз. И мы приходим, дарим подарки учителям, делаем маленькие презентации о себе. Многие не ценят годы, проведённые в школе, так как не  считают школу одним из самых ярких моментов в жизни, а для нас школа  - это святое.

Когда приходил на вечер выпускников Николай Николаевич, каждому человеку он мог сказать что-нибудь особенное, не по шаблону, от себя.

Дубинин был искренним, хотел принести больше добра. Свято верил во все, что бы ни делал. Был строг, но открыт.

Его жизнь была большая игра, и он был главный герой, который сам создавал вокруг себя интересную жизнь. Не он бежал нас воспитывать, а мы бежали к нему.

Подготовили: Иван Кузиненко, Иван Матёв, Василиса Сагайдак, Владислава Халюто.

Руководитель "Школы журналистики" ШИОД: Елена Кищик.